silent_hussar (silent_hussar) wrote,
silent_hussar
silent_hussar

Category:

Сравните американский университет и НИИ, принадлежащий РАН

Кратко опишу, что можно увидеть в американских исследовательских университетах. Как показывает жизнь, эта система работает достаточно эффективно. Читателям, знакомым с обстановкой в РАН, предлагаю самим решить, что из этого может подойти в российских условиях, а что нет - в свете ожидаемой реформы.

Научная среда здесь очень конкурентная и мобильная. Конкуренция начинается уже на уровне младшего научного сотрудника (Graduate Research Assistant), которые работают на контрактах, обновляемых каждые 6-12 месяцев. Ими могут быть только студенты магистратуры и докторантуры; заниматься научной работой по найму им разрешается не более 20 часов в неделю, и за эти должности студентам приходится конкурировать. Чтобы стать учёным (т.е. заработать степень PhD), это делать рекомендуется, как правило, в двух-трёх различных университетах. То есть студент должен быть мобильным и конкурентноспособным. Учёный, заработавший степени бакалавра, магистра и доктора в одном и том же вузе, выглядит как минимум странно и имеет меньше шансов для продолжения своей научной карьеры.

Докторантура в американских университетах длится обычно четыре года; помимо научной работы аспирант должен прослушать не менее 6-8 учебных курсов повышенного уровня и сдать по ним экзамены. Аспирант имеет двух научных руководителей - основного и запасного на случай ухода первого. Учёную степень PhD присуждает не специализированный совет, а временная разовая комиссия, состоящая минимум из пяти учёных (научный руководитель, два официальных оппонента, член своей кафедры и член посторонней кафедры - обычно из другого университета). Публикаций результатов научных исследований в журналах от соискателя могут не потребовать, но в этом случае комиссия должна дать положительное заключение о возможности их опубликования. Никакой ВАК защиту не утверждает. Эти правила в разных университетах могут слегка отличаться.

Мобильность также проявляется в том, что аспиранты (свежие PhD) по выпуску не могут быть оставлены работать в своём университете; они отправляются в свободное плавание постдоками. Научные работники-постдоки заключают контракты обычно на один год с возможным продлением два раза. Затем после трёх лет у них есть лишь три пути: (1) искать аналогичную должность в другом университете или даже в другой стране, (2) претендовать на должность Assistant Professor (доцента), порой участвуя в конкурсе 30 и более человек на место и, как правило, в другом городе или даже стране, (3) уйти из академической среды в индустрию, или стать предпренимателем, или посвятить себя семье.

Постоянных должностей вроде младший/старший/ведущий/главный научный сотрудник и тем более академик, в американской науке практически нет; как правило, половину рабочего времени научный работник обязан заниматься преподаванием и он называется профессором (с приставками Assistant/Associate/full) или обобщённо - [research] faculty. Когда такой профессор выигрывает по конкурсу научный грант, он и только он распоряжается этими деньгами. На них он самостоятельно нанимает научных сотрудников и старается держать их в чёрном теле, выжимая максимум отдачи. Например, если грант выдан профессору на три года, то он нанимает постдоков только на один год и только за две недели до окончания срока сообщает о продлении контракта на следующий период.

Типичная учебная нагрузка профессора - 2 курса на уровне балакавра в осеннем и 2 курса в весеннем семестре. Если курс предназначен для магистров или докторантов, то один такой курс засчитывают за два бакалаврских. Каждый стандартный курс - это три часа аудиторного времени в неделю. Домашние задания в бакалврских курсах проверяют ассистенты, нанятые из числа студентов магистратуры. Они же проводят консультации со студентами и иногда ведут лабораторные занятия. Типовой семестр - 16 календарных недель, из них одна неделя выпадает на праздники или каникулы. В университетах, где нет обязательной научной работы, зарплата в полтора-два раза ниже, но учебная нагрузка в два раза больше. И всё равно эта нагрузка меньше, чем сегодня имеют профессора в российских вузах. Про российские зарплаты я молчу.

Нагрузка профессора распределяется в следующей пропорции: 40% преподавания, 20% административных обязанностей и 40% научной работы. Выполняя научную работу, профессор руководит своими помощниками из числа временно нанятых им студентов магистратуры и докторантуры, которым платит зарплату из своего научного гранта. Он же выступает научным руководителем их квалификационных диссертаций. Тем самым профессор выполняет важную функцию исследовательского университета - подготовку научных кадров.

Если научный проект требует значительного объёма работы, то в заявке на научный грант предусматривают деньги для найма работников более высокой квалификации - постдоков и старших научных сотрудников (Research Professors). Также возможно получение денег на наем временных преподавателей, которые возьмут часть учебной нагрузки профессора или даже освободят его от преподавания полностью на некоторое время. Так появляются освобождённые руководители (директора) научных проектов и лабораторий. В научных проектах, требующих знаний в разных областях, могут быть задействованы несколько профессоров (как правило, из разных подразделений университета или даже из разных университетов). Соответственно сумма запрашиваемых денег при этом будет значительно больше. Разумеется, в заявке на грант всё это следует обосновать.

Научные гранты могут быть мелкими (до полмиллиона долларов), средними (~5 миллионов) и крупными. Последнюю категорию грантов запрашивают значительные по размеры временные научные коллективы, которые часто называют "институтами". Но это совсем не похоже на научно-исследовательские институты РАН, поскольку они находятся внутри университета и бюджетное финансирование составляет лишь небольшую долю в их бюджете. Большинство средств приходит в виде частных пожертвований и научных грантов. Частные пожертвования особенно часто служат стартовым капиталом для раскрутки научной работы; в таких случаях институту/факультету/кафедре обычно присваивают имя мецената, пожертвовавшего свои сбережения.

Реально американский профессор обременён учебными занятиями примерно семь с половиной месяцев в году. Остальные четыре с половиной месяца он свободен как птица, хотя формально его отпуск значительно короче. В исследовательских университетах профессора используют это время для занятий наукой, у которых нет конца. В университетах, где нет научной работы, профессора это время тратят на свои хобби ради удовольствия или занимаются подработками ради денег. И лишь изредка они озабочены повышением своей квалификации. В моём университете мне платили $1000 в неделю плюс командировочные (перелёт самолётом, гостиница, аренда автомобиля, суточные), если я любезно соглашался потратить это время на курсах повышения квалификации.

Первые шесть лет Assistant Professor (т.е. доцент) работает по временному контракту (tenure track). При этом он на первые три года получает стартовый научный грант от своего университета (порядка $40К). После двух переаттестаций после 3-го и 6-го года он получает повышение до ранга Associate Professor и пожизненный контракт (tenure). Если вторая аттестация не пройдена, то доцент работает седьмой год и затем должен уйти. То есть на улицу никого не выпихивают; о непродлении контракта предупреждают за полтора года. Если профессор получил tenure, то каждый седьмой год он имеет право получить творческий отпуск (subbatical). Программу своего творческого отпуска профессор должен согласовать с завкафедрой и деканом. В течение первых 6 месяцев отпуска ему сохраняют зарплату. Вторую половину отпуска профессор зарплату не получает. Обычно профессора проводят свой творческий отпуск, работая на полставки целый учебный год в качестве Visiting Professor в чужом университете или научном центре. То есть по деньгам они ничего не теряют. Часто такому визитёру зарплату платят из той половины, которую не заплатили своему профессору, ушедшему в аналогичный творческий отпуск. Таким образом осуществляется обмен идеями и опытом между разными научными школами во всех развитых странах. Американский профессор запросто может уехать на один учебный год в качестве Visiting Professor, скажем, в Германию, а французский профессор - в Австралию. (В этом раскладе мне трудно представить место российских профессоров, скажем из Тамбова или Кемерово.)

Должности со странным названием Research/Clinical Professor всегда являются временными. Их создают из средств научных грантов и когда срок гранта заканчивается и его продления не ожидается, такой профессор получает мягкий пинок под зад и выходит на рынок труда. Вполне может сложиться и так, что новую работу он сможет найти лишь в противоположном конце страны или даже на другом континенте. Это есть проявление мобильности рабочей силы в академической среде.

О блате.

На веб-сайтах американских университетов вы обычно найдёте раздел, озаглавленный Nepotism Policy. Это набор правил, ограничивающих, но не запрещающих, право работать родственникам в одном и том же университете. Мне, например, известен случай в одном российском университете, где любящая мама, завкафедрой и доктор наук, пригрела на должности доцента своего сыночка, который на этой же кафедре закончил аспирантуру. Она делает всё возможное для того, чтобы её сынуля унаследовал её должность. Полагаю, это норма российской жизни.

В американских университетах такое невозможно. Если надо трудоустроить, скажем, отпрыска сенатора только за то, что у него имеется влиятельный родственник, то американские государственные университеты на такое не идут. Сенаторы устраивают учиться или работать своих отпрысков в частные фирмы или, возможно, в частные университеты, где правила, ограничивающие блат, не слишком строгие. Я этим объясняю тот факт, что Джордж Буш - старший устроил учиться своего оболтуса-сына Джорда Буша - младшего в Йельский университет. Этот университет не является государственным. В государственных университетах такие вещи не проходят. ( Кстати, почему оболтус? Дж. Буш - младший при поступлении в Йель имел довольно низкие оценки для зачисления, и он выбрал самую лёгкую академическую программу - English & History. Про такую специальность американцы говорят: Good for nothing. http://talk.collegeconfidential.com/yale-university/1231005-how-exactly-did-george-w-bush-get-into-yale-1206-sat-score.html.)

Однако существует узаконенный блат. В США и Канаде супругам-академикам, создают особые условия. Если одного супруга приняли по конкурсу в университет, то второго супруга могут принять на работу вне конкурса. Всё это оговорено в каждом университете разными словами и, возможно реализуют тоже по-разному, но такая традиция узаконенного блата тут действительно существует. Кроме того, на одном из веб-сайтов, где университеты выставляют свои вакансии, можно даже найти специальный раздел для академических пар: http://www.higheredjobs.com/search/DualCareer.cfm .

Такое понятие как "научная школа" в Америке считается негативным явлением, способствующим монополизации и застою. Поэтому выпускник докторантуры в принципе может через несколько лет возвратиться на профессорскую должность в свою альма матер, но лишь при условии, что его научный руководитель уже покинул эту кафедру. Американская наука делает ставку не на научные школы, а на блестящих учёных-одиночек, которые нещадно эксплуатируют зависящих он них постдоков и Research/Clinical Professors. Иногда эти учёные создают временные творческие коллективы для работы над крупными научными проектами.

О профессорских зарплатах.

Американский постдок зарабатывает около $40К в год, что немного ниже общенациональной медианы для всех наёмных работников. Американский доцент (Assistant Professor) в исследовательском заключает контракт на семь лет и зарабатывает примерно от $60К до $100К в год. То есть от полутора до двух с половиной медиан. Плюс к этому надо добавить неплохие льготы (медстраховка, пенсия и др.) - они лучше, чем в частном секторе; порой намного лучше. "Полный" профессор на пожизненном контракте зарабатывает от $90К до $150К. В приведенные мною рамки IMHO вписываются примерно 90% всех зарплат. Ниже указанных границ могут оказаться гуманитарии, выше - особо выдающиеся учёные; я иногда встречал зарплаты намного превышающие $200К. Заметно больше среднего зарабатывают представители компьютерных и инженерных наук и специалисты в области бизнеса, особенно в бухучёте и финансах. Также имеет значение стоимость жизни в конкретном регионе. В Сан Франциско зарплата в $100К может по покупательной способности оказаться ниже, чем $80К, скажем, в Канзас-Сити. Повторяю - речь идёт только об исследовательских университетах, т.е. тех, где имеются как минимум два-три десятка докторских программ.

Обычно информация о зарплатах считается конфиденциальной, однако в некоторых штатах её публикуют. В штате Оклахома сведения о зарплате с выставляют в Сети при утверждении протокола о назначении на должность в наблюдательном совете (Oklahoma State Regents for Higher Education). Так я узнал зарплаты некоторых своих коллег и администраторов; там же была опубликована и моя зарплата. Через год эти протоколы убирают и выставляют новые.

Сведения о зарплатах, о которых профессора сообщили добровольно, можно найти здесь: http://chronicle.com/article/faculty-salaries-table-2012/131433. Полагаю, что они смещены в нижнюю сторону, так как IMHO более активно ведут себя в таких опросах представители гуманитарных наук, чьи зарплаты ниже среднего.

Помимо основной зарплаты, профессор может дополнительно зарабатывать на научных грантах. По этой причине ему обычно всю годовую зарплату выплачивают в течение 9 месяцев, имея в виду, что остальные три месяца он может получать дополнительную месячную зарплату в том же размере из своего научного гранта. Также в течение основных 9 месяцев профессор имеет право получать дополнительно до 50% зарплаты, если научный грант негосударственный. "Может получать" вовсе не означает "непременно". Научный грант выиграть достаточно трудно и порой профессор при оформлении гранта идёт на уступки, сокращая ту часть денег, на которую он имеет право - дабы что-то досталось аспирантам, которыми он руководит. Иначе аспиранты могут перебежать к другому профессору, и тогда может встать вопрос о профессиональной компетенции и непродлении контракта. При наличии нескольких государственных научных грантов, профессор не может суммировать свою зарплату; три месячных оклада в год - это потолок. С частными грантами ограничений меньше, но получить их куда сложнее.


А теперь внимание - вопрос!

Что из описанного мною подойдёт для России? Готов ли молодой учёный, только что закончивший аспирантуру, скажем, в Орле, переехать вместе с семьёй в Улан-Удэ для продолжения научных исследований, а затем после трёх лет работы в Улан-Удэ бороться за должность доцента в Калининграде или Вологде? Разумеется, в условиях открытого и честного конкурса (30+ вполне квалифицированных кандидатов на одно место). Или, скажем, выиграть такой конкурс в Сингапуре или Гонкоге и поработать там три года - для приобретения международного опыта?

И ещё: готово ли российское государство платить молодому доценту две медианных зарплаты, т.е. около 40-50 тысяч рублей в месяц?

Tags: РАН, наука, профессор, университет
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments